В Бельгию бежало около десяти тысяч русских изгнанников, а сама страна отныне стала одним из центров русской военной и политической эмиграции белого движения.

Именно в Бельгии в разные периоды жили признанные лидеры русской, в первую очередь военной, эмиграции. Так, в 1920–1922 годах в Брюсселе нашел временный приют бывший главнокомандующий Добровольческой армии, а затем Вооруженных сил Юга России генерал А.И.Деникин.

Несмотря на тяжелое материальное и моральное положение, бельгийский период эмиграции Деникина стал довольно продуктивным в плане литературной работы. В это время бывший главнокомандующий заканчивает и публикует на русском языке первый том своего фундаментального труда "Очерки русской смуты", а также завершает рукопись второго тома своей работы.

В 1920-х годах в Брюсселе жил и скончался еще один крупнейший деятель белого движения – барон П.Н.Врангель. Именно здесь, в Бельгии, 1 сентября 1924 года бывшим главнокомандующим белой армии был основан Русский общевоинский союз (РОВС) – старейшая российская военная антибольшевистская организация, созданная в эмиграции для продолжения дела белого движения.

Существовали в Бельгии и другие политические и военные организации русских эмигрантов: Синдикат русских трудящихся христиан в Бельгии, Союз офицеров в городе Льеже и т.д.

И все же центром русской послереволюционной эмиграции в Бельгии стала не какая-либо военно-политическая организация, а православная церковь. Первый русский православный храм появился в Бельгии еще в начале XIX века: в 1816 году принц Вильгельм Оранский (наследник трона Нидерландов, частью которых в то время была Бельгия) женился на сестре российского императора Александра I Анне Павловне. Последняя устроила в своем дворце в Брюсселе православную часовню, которая, однако, прекратила свое существование после бельгийской революции 1830 года.

Только во второй половине XIX века в Бельгии появилось первое постоянное место совершения православного богослужения. В 1862 году при Российском посольстве в Брюсселе в качестве домовой церкви русского посланника была основана часовня святителя Николая. С 1875 года приход был принят в ведение Министерства иностранных дел Российской империи под наименованием "Церковь Императорской российской миссии в Брюсселе".

После революции и гражданской войны в России жизнь русской православной общины Бельгии по известным трагическим причинам чрезвычайно оживилась. Православные храмы, воспринимаемые многими эмигрантами как единственная связь с потерянной Родиной, стали центрами, объединившими вокруг себя русских беженцев.

По всей Бельгии стали открываться новые православные приходы; в 1920–1930-х годах устроенные в обычных домах, подвалах и гаражах, русские приходы были открыты в большинстве крупных бельгийских городов (Антверпене, Шарлеруа, Льеже, Генте и т.д.) и окормлялись священниками, вышедшими из среды самой эмиграции.

Забегая вперед, отметим, что в настоящее время Брюссельско-Бельгийская Архиепископия Русской Православной Церкви насчитывает почти два десятка приходов, среди которых приходы при Свято-Никольском кафедральном храме в Брюсселе, храме Рождества Христова в Антверпене и другие.

Ситуацию с русским православием в Бельгии сегодня можно оценить как хорошую. Бельгийские власти проявляют благожелательность по отношению к православию – в 1985 году православие в Бельгии было признано официальной конфессией.

Но так было далеко не всегда. Вторая мировая война и оккупация Бельгии в 1940 году войсками Третьего рейха стала для православных общин тяжелым испытанием. Наряду с подлинными патриотами и активными участниками сопротивления (такими, к примеру, как архиепископ Александр (Немоловский), арестованный в 1940 году и вывезенный в Германию), некоторая часть русской эмиграции восторженно встретила приход Гитлера к власти, наивно полагая, что тот освободит Россию от большевизма.

Несколько православных приходов в Антверпене, Генте, Лувене прекратили свое существование, другие же смогли сохранить общины и пережили трудные военные годы.

Вообще, Вторая мировая война сыграла определенную роль не только в жизни русского православия в Бельгии, но и в развитии российской диаспоры в этой стране в целом. В первой половине 1940-х годов в Бельгии сложилась та же уникальная ситуация, которая была характерна для многих других стран, в которых осели русские эмигранты первой волны и которые в ходе войны были захвачены державами "оси".

В оккупированной немцами Бельгии при столь трагических обстоятельствах встретились две России: "красная" в лице советских военнопленных и "белая" – эмигрантская.

Следует отметить, что большинство наших соотечественников, будь то эмигранты или пленные советские солдаты, мужественно сражались с врагом. В партизанском движении в Бельгии принимали участие около полутысячи советских граждан, бежавших с подневольных работ на шахтах и промышленных предприятиях, а также русских эмигрантов, пополнивших ряды движения Сопротивления.

В августе 1943 года на северо-востоке бельгийской провинции Лимбург была создана российская партизанская бригада "За Родину!" во главе с подполковником Красной армии К.Шукшиным, которая осенью 1944 года участвовала в освобождении Брюсселя и в боях под Антверпеном. Кроме того, под руководством Н.Зубарева в Арденнах сражался еще один русский отряд численностью 10-12 человек, а сам Зубарев был награжден тремя медалями Фронта независимости Бельгии.

Говоря о борьбе с немецкими оккупантами в Бельгии, разумеется, нельзя не упомянуть о героическом подвиге представительницы первой послереволюционной волны русской эмиграции Марии Шафровой-Марутаевой.

В период немецкой оккупации Бельгии молодая, но мужественная русская женщина вступила в ряды движения Сопротивления и в декабре 1941 года на центральной площади Брюсселя убила майора немецкой армии. В ответ нацисты арестовали 60 бельгийских граждан в качестве заложников и объявили, что все они будут расстреляны, если убивший офицера человек в течение семи дней не явится в военную комендатуру.

Стремясь спасти жизни заложников, Шафрова-Марутаева заявила, что это она совершила акт возмездия за нападение нацистской Германии на ее Родину – Советский Союз, и явилась в комендатуру, где убила еще одного немецкого офицера и оказала сопротивление армейскому патрулю, пытавшемуся ее схватить.

Несмотря на то что ее родители бежали именно от большевистской революции, Шафрова-Марутаева перед казнью заявила, что "счастлива отдать жизнь за Родину, за советский народ".

Вплоть до сегодняшнего дня бельгийцы чтут память бывших советских военнослужащих, похороненных в годы Второй мировой войны на территории их страны. Из 265 российских соотечественников, навсегда оставшихся в бельгийской земле, определены могилы 184 человек и установлены 34 безымянные могилы. Продолжается работа по поиску других захоронений, числящихся в архивных материалах.

Не столь давно на кладбище Нидрум в общине Бученбах Немецкоязычного сообщества Бельгии был открыт памятник и установлены 28 могильных плит на месте захоронения советских военнопленных, которые были пригнаны на работы в этот район Бельгии и погибли. При этом памятник в Нидруме – уже седьмой в местах захоронений советских воинов в Бельгии; до этого подобные монументы были установлены в городах Комблен-о-Пон, Маршьенн-о-Пон, Генк, Лувен, Льеж и Намюр.

После войны диаспора вернулась к своей привычной жизни; количество советских солдат, оставшихся после войны в Бельгии, оказалось незначительным. В годы холодной войны отношения между Советским Союзом и Бельгией, вошедшей в ряд военно-политических блоков Запада, были достаточно напряженными; двусторонних контактов было мало, а эмиграция из СССР в Бельгию – единичной.

И все же во второй половине XX века россияне вписали немало славных страниц в историю бельгийской культуры и науки. Можно упомянуть, например, выдающегося ученого-физикохимика, лауреата Нобелевской премии по химии 1977 года Илью Романовича Пригожина, долгое время жившего в Бельгии, а в 1982 году ставшего иностранным членом Академии наук СССР, а также художницу Галину Серебякову.

Русские инженеры возглавляли проектирование и строительство "Атомиума" – увеличенной в миллиарды раз молекулы железа, установленной в Брюсселе во время работы Всемирной выставки 1958 года. С тех пор это сооружение является символом и визитной карточкой европейской столицы – Брюсселя.

Распад Советского Союза в 1991 году создал новую геополитическую реальность и одновременно вызвал новую масштабную волну российской эмиграции в Бельгии, резко увеличив диаспору. Как следствие, в 1990-е годы в результате смешения двух волн российской эмиграции – старой послереволюционной и новой постсоветской – в Бельгии сформировалась русскоязычная диаспора в том виде, в котором она существует и поныне.

В последние пятнадцать лет в отношениях между Россией и Бельгией действительно многое изменилось, теперь их с уверенностью можно охарактеризовать как весьма и весьма плодотворные. В 1999 году, например, в Бельгии широко отметили двухсотлетие А.С.Пушкина, а кульминацией торжеств стало открытие памятника гениальному русскому поэту на одной из центральных площадей Брюсселя, которая стала отныне носить имя Пушкина.

Современная диаспора в Бельгии, насчитывающая около 50 тысяч человек, неплохо организована. В стране действует несколько десятков организаций, уже не первый год сотрудничающих друг с другом в рамках Координационного совета.

Существуют в Бельгии и достаточно благоприятные условия для изучения русского языка и культуры. Причем основными центрами распространения русского языка являются крупнейшие и старейшие в стране Гентский, Брюссельский свободный и Лувенский католический университеты, где имеются сильные кафедры славянских языков и налаженные связи с образовательными учреждениями России; в последнее время к этому процессу все активнее подключаются и другие высшие учебные заведения.

Позитивную роль в пропаганде русского языка и культуры играют организации и ассоциации наших соотечественников – Союз советских граждан в Бельгии, Европейское русское сообщество, Бельгийская ассоциация русских школ, Союз русских дворян в Бельгии, ассоциация "Русское слово", Ассоциация "Витязи", Бельгийско-русский культурный клуб, а также различные частные некоммерческие организации культурной направленности, созданные в бельгийских городах бывшими гражданами России и СССР.

Надо отметить, что особую роль в жизни российской диаспоры в Бельгии играет посольство Российской Федерации в Бельгии, Российский Центр науки и культуры а также Брюссельско-Бельгийская Архиепископия Русской Православной Церкви.

Вот уже несколько лет российские официальные учреждения заключают с организациями российской диаспоры Протоколы о сотрудничестве, в рамках которых содействуют созданию в Бельгии русскоязычных школ для выходцев из России и стран СНГ, оказывают методическую и консультативную помощь уже созданным школам.

Силами посольства, церкви и организаций диаспоры в Бельгии проводятся различные мероприятия для наших соотечественников, такие как празднование государственных памятных дат России, конференции по правовому положению соотечественников, фестиваль "Русская весна в Брюсселе" (включающий выставки русской иконописи, картин художников и произведений прикладного искусства), возложение венков на могилы погибших в Бельгии в годы войны советских граждан, организуются концерты, фотовыставки, работает киноклуб "Шедевры советского и российского кинематографа" и т.д.

При поддержке посольства России в январе 2008 года ассоциацией "Европейское русское сообщество" в Брюсселе был открыт первый в Европе Информационно-правовой центр российских соотечественников, выпускается информационный бюллетень, ежегодно проводятся всебельгийские конференции соотечественников. Особое внимание уделяется реализации Государственной программы по оказанию содействия переселению соотечественников в Россию.

Можно согласиться с мнением посла России в Бельгии В.Б.Лукова, что русскоязычная община в Бельгии – важная составная часть бельгийского общества, имеющая достойную уважения историю. При этом посол отметил, что "посольство будет и далее в сотрудничестве с бельгийскими властями делать все необходимое, чтобы создать для русскоязычной диаспоры благоприятные условия для работы и жизни, для неукоснительного соблюдения законов Бельгии. Однако интересы российской диаспоры отнюдь не исчерпываются стремлением полнее интегрироваться в бельгийское общество. Не менее важна реализация и двух других естественных и законных потребностей любой диаспоры – самоорганизации и сохранения своих исторических, культурных корней".

В заключение следует отметить, что сегодня помощь российской диаспоре в Бельгии стали оказывать и новые игроки в благородном деле поддержки соотечественников за рубежом. Так, 16 марта 2008 года в Российском центре науки и культуры в Брюсселе состоялась встреча европейского представителя недавно созданного фонда "Русский мир", настоятеля Свято-Никольского кафедрального храма Брюссельско-Бельгийской епархии протоиерея Антония Ильина с представителями организаций российской диаспоры в Бельгии, директорами русских школ, лидерами культурных и образовательных проектов, представителями приходов Русской Православной Церкви. Встреча была посвящена теме "Практические аспекты взаимодействия диаспоры с фондом "Русский мир": поддержка проектов и политика Фонда по предоставлению грантов".

Как видим, Россия не собирается оставлять своих соотечественников даже там, где условия жизни соответствуют всем признанным западным стандартам. Ведь духовная связь с Родиной – это, пожалуй, бесценное право нашей российской диаспоры, будь то затерянная страна Африки или преуспевающая западноевропейская Бельгия.