Если посмотреть на съезд, то Ромни – уже президент. В политике, как и в коммерции, бывает так, что популярность продукта повышается в зависимости от масштабности его презентации. Только вот качество товара от этого нисколько не меняется. В этом и есть главная беда Митта.

Дело даже не в том, что Ромни кандидат не совсем обычной конфессиональной ориентации: как-никак мормоны это те же христиане. И почему бы в Белый дом не отправить президента от «святых последних дней»? В конце концов, решилась же Америка четыре года назад проголосовать за первого темнокожего президента Барака Обаму.

- Ромни обещает России "больше жесткости"
- Расистский скандал, или Чего нельзя говорить о Ромни 

Директор Центра политической коньюнктуры Сергей Михеев сказал в интервью «Голосу России», что, если мормонизм Ромни и скажется на решении избирателей, он не будет решающим. 

«Конфессиональные убеждения, скорее всего, на выборе избирателей скажутся. Скажем честно, что у мормонов репутация действительно подмоченная. Но на самом деле среди известных и влиятельных людей достаточно много тайных мормонов. Вообще, Америка – это страна сект, страна сектантов, даже если они и называются теми или иными именами. Поэтому Америка, где все переплелось в совершенно невообразимую кашу, может избрать себе в президенты и мормона», - отметил Сергей Михеев. 

- Гонка Ромни: выборы "по Фишеру"

Проблема с Ромни в том, что его, как выражаются американцы, довольно «трудно продать». Уж очень он разный, и мало кто в состоянии разобраться, где кончается один Ромни, умеренный и центристский (для консервативной партии), и начинается другой – правый и радикальный.

Мало кто замечает один прелюбопытный факт. Как раз накануне последнего дня съезда в Тампе в американской печати был опубликован опрос мнения сторонников республиканцев, по которому выходит замечательная вещь: Ромни один из самых малопопулярных кандидатов от Великой старой партии всех последних 30 лет! Даже Джорджа Буша-младшего «любили больше». Его, кстати, благоразумно не пригласили на съезд, а довольствовались появлением на телемониторах: слишком уж тяжело наследство последнего президента-республиканца. У демократов, кстати, будет блистать на съезде Билл Клинтон.

Митта-умеренного на съезде «довесили» любимцем консерваторов и радикально правого движения Tea Party Полом Райном. Это привлечет на его сторону сторонников «чаепитчиков», но, с другой стороны, сильно разочарует умеренных республиканцев. Не активистов партии, а тех, кто причисляет себя к той или иной партии США в день голосования. Таковых в преддверии выборов целая рать. Рейтинговые агентства называют цифры в 15%, 20% и даже 40%. За них как раз и идет борьба. Пока, по усредненным опросам, Ромни идет с Обамой почти рядом: отстает всего на какие-то 1-8%. Если учесть, что судьба претендентов на Белый дом на последних четырех выборах решалась с разницей от менее чем 1% до 6% (с ними и победил Обама в 2008-м), то вселиться на Пенсильвания-авеню может любой.

Но все же глядя на «республиканский билет» Ромни-Райан, «друг Барак», в принципе, должен бы быть доволен: набор составляется такой, что шансов у него на переизбрание не уменьшается, а прибавляется. Если только не рухнет экономика, что навряд ли, то ему снова повезет. Как повезло в 2008-м с неизбираемым геронтологическим соперником Джоном Маккейном.

Только это будет несколько иное везение. И все оно в том, что у республиканцев экономическая программа настолько размыта, что похожа на вязкую субстанцию из трудно сопрягаемых идей или программ. С одной стороны, обещание сократить налоги, «уменьшить правительство» и увеличить расходы на оборону, а с другой – обещания не отступать в области социального обеспечения и медицинского обслуживания. Как все это можно совместить на основе сжатой налоговой базы, понять трудно. А ведь нынешние выборы – это все об экономике, работе и деньгах в кошельке.

Ромни считают умеренным консерватором. Если учесть, что весь американский юг это удельные территории радикального республиканизма - движения «Чайной партии», консерватизма и «баптистский пояс» Америки, для которого мормоны хуже раскольников и еретиков, то победить ему там будет не так уж и просто. Если усреднить все опросы общественного мнения среди американских верующих-христиан, то получается, что от четверти до трети из них не готовы согласиться на мормона в Белом доме. Хотя мормоны это тоже христиане, за пределами их общин к последователям Церкви Иисуса Христа святых последних дней до сих пор сохраняется предвзятое и/или подозрительное отношение. А Митт Ромни даже не простой мормон, а некогда епископ округа или прихода (у мормонов это нечто общее между приходским священником и администратором-хозяйственником района), а затем и председатель епархии (в нее входят несколько десятков приходов).

Митт до сих пор демонстрирует чудеса гибкости и политической предупредительности. Правда, его соперники и противники-демократы считают это отъявленным приспособленчеством, мимикрией, шельмовством и бог знает, чем еще.

Дэвид Аксельрод, который был главным архитектором победы Барака Обамы и сейчас один из руководителей его предвыборной кампании, к примеру, называет Митта не иначе как «шарлатаном».

«Занимать две позиции по каждому вопросу: одну – слева, а другую – далеко справа, это не делает вас центристом. Это делает вас шарлатаном», - как-то заметил он. Поразительно, но даже товарищ по партии – губернатор Техаса Рик Перри – утверждал (до утверждения Ромни кандидатом), что Митт «стервятник», враль и мало отличается от Обамы в своей гуттаперчивой идеологии.

Митт и впрямь везде говорит именно то, что от него хотят слышать. Он яростный консерватор в одном штате, умеренный в другом и политически покладистый в третьем. А в сумме получается мормон на все вкусы.

Беда только в том, что из Митта пока еще не вышло ничего реально альтернативного экономическому курсу Обамы. К удовольствию последнего: с такими соперниками легче бороться.

Как полагает замдиректора института США и Канады профессор Виктор Кременюк, у Ромни вообще шансов на победу мало. 

«Ромни и так победа не светит. Не потому, что он плохой, а потому что победить действующего президента, у которого в распоряжении очень солидный административный ресурс. Для этого нужно быть чем-то выдающимся. Ромни таковым не является. Мне кажется, что стратегия республиканцев заключается в том, чтобы на этих выборах продемонстрировать участие, но всерьез готовиться уже к следующим выборам, когда истечет второй срок Обамы», - сказал Кременюк. 

Ромни, выпускник гарвардской школы бизнеса и права, бизнесмен и политик-практик, очень состоятельный человек, глава крупной инвестиционной компании Bain Capital. В 2002-м он был главой Организационного комитета зимней Олимпиады в Salt Lake City. Только с его приходом удалось ликвидировать растрату собранных средств, и вместо прогнозируемого дефицита в $375 млн Игры дали общую прибыль почти на такую же сумму. Сам Митт и его жена вложили в организацию Игр $1 млн личных средств.

Во время губернаторства в штате Массачусетс в 2003-2007 годах Митт сделал со штатом примерно то же самое. Он пришел, когда казне недоставало $600 млн на текущие нужды, а на следующий год прогнозировался дефицит в $3 млрд. А ушел при превышении доходов над расходами почти на $700 млн. Ромни добился этого через комбинацию сокращения расходов, ликвидацию налоговых лазеек для корпораций, увеличение акцизов на бензин, платы за водительские права, права на покупку оружия, регистрацию браков. И, кстати, первым в Америке ввел обязательное медицинское страхование. Обама сделает это главной целью своей реформы здравоохранения в США только через три года.

- Энн Ромни уверена в муже: "Такой не подведет!" 

В общем, все или многое из того, что делал Ромни в Массачусетсе, теперь делает администрация Обамы. А нужен ли Америке второй Обама, только мормон?

Новости по теме "Выборы в США" читайте здесь.