Американский лидер всячески подчеркивал выгоды подобного шага. По его словам, заключение соглашения с Евросоюзом послужит поддержке американского экспорта и обеспечит конкурентные интересы США "на растущих рыках Азии". Кроме того, по мнению Барака Обамы, "свободная и честная торговля между США и Европой" способна дать американцам миллионы новых рабочих мест.

Информация о том, что Евросоюз и США готовят соглашение о создании свободной трансатлантической экономической зоны, которая свяжет целой сетью торговых и иных соглашений их экономики, - далеко не нова. Об этом со ссылкой на конфиденциальные источники брюссельские дипломаты сообщали еще в конце 2012 года. При этом речи о подготовке некоего комплексного, всеобъемлющего соглашения не шло.

В Брюсселе подчеркивали, что двусторонние консультации охватывают соглашения в конкретных областях – таких, как торговля продукцией сельского хозяйства, взаимные инвестиции, упорядочивание налогообложения, взаимное признание стандартов в медицине. Достижение стратегического союза США и Европы было названо лишь в качестве перспективной цели – причем в качестве его главного конкурента назывались не абстрактные "азиатские рынки", а конкретно организация БРИКС в составе Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки.

- ЕС начнет переговоры с США о создании зоны свободной торговли в июне

Но действительно ли сегодня можно говорить о прорыве в трансатлантических отношениях? Прежде всего, следует отметить, что, несмотря на нынешние заявления президента Обамы, идея создания единого торгового пространства США и ЕС все-таки имеет "европейское" происхождение. Соответствующие предложения озвучила еще в 2007 году федеральный канцлер Германии Ангела Меркель. Она представила пакет инициатив по гармонизации законодательства ЕС и США в экономической и торговой областях с перспективой создания зоны свободной торговли.

Как видим, это было сделано еще до первого президентства Обамы. И как раз американская сторона все последние годы не проявляла стремления связывать себя в этом отношении конкретными обязательствами. По свидетельству американских средств массовой информации, максимум, на что готовы пойти США – это отмена налогов на торговлю товарами, составляющими сегодня в среднем 3-4%. По данным газеты The San Francisco Chronicle, данный вопрос находится в стадии обсуждения на уровне экспертных консультаций - однако положительного решения по нему пока нет.

Стороны спорят о взаимной выгоде и рисках подобной меры – и эти споры носят острый характер. Ведь они затрагивают интересы не столько правительств, сколько транснациональных корпораций, привыкших преследовать собственные финансовые цели, пояснил "Голосу России" директор российского Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий.

По его словам, до последнего времени транснациональные корпорации фактически не нуждались в государственной поддержке. Однако нынешний финансово-экономический кризис изменил ситуацию и заставил эти корпорации, в свою очередь, потребовать от политиков и правительств изменения правил игры в свою пользу. А подобная ситуация скорее способствует росту хаоса, а не достижению глобальных торгово-экономических договоренностей:

"Все это могло более-менее работать до тех пор, пока сама мировая экономика более или менее находилась в состоянии роста. Теперь же, когда мировая экономика в своих отдельных сегментах падает или стагнирует, транснациональные корпорации обращаются к правительствам с призывом что-то сделать и исправить положение. Но правительства не могут это сделать, поскольку у них сами же корпорации ранее отобрали рычаги воздействия на происходящие процессы. В результате возникает ситуация неуправляемого хаоса, которая, в свою очередь, оборачивается войной всех против всех".

Однако дело не только в финансово-экономических спорах и противоречиях. Между США и Европой существуют серьезные военно-политические разногласия – в частности, касающиеся роли и места европейцев в структурах НАТО. Руководство США не скрывает растущего разочарования по поводу, как считают в Вашингтоне, нежелания Европы брать на себя дополнительные военные обязательства. Однако позиция европейцев имеет под собой объективные основания, отметил в беседе с "Голосом России" завотделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов:

"Здесь очень сложно добиться единства внутри самого Евросоюза. Европейские страны, особенно в условиях нынешнего финансово-экономического кризиса, не способны увеличивать военные расходы. Более того: они даже не способны поддерживать их на должном уровне. Поэтому речь идет об оптимизации усилий, под которой Европа понимает внутреннее разделение труда. А этот процесс весьма трудоемкий".

В принципе, идея зон свободной торговли в мире востребована. Наиболее известным европейским примером может служить Центральноевропейское соглашение о свободной торговле с участием Венгрии, Польши, Румынии, Словакии, Словении и Чехии. Оно было подписано в 1992 году – правда, просуществовало всего 12 лет – до вступления стран-участниц в Евросоюз.

Что же касается США, то они имеют соответствующее соглашение, в частности, с Южной Кореей – одним из тех "азиатских рынков", о которых говорил в своем послании Барак Обама. А в 1994 году была создана Североамериканская зона свободной торговли с участием США, Канады и Мексики. Оно предусматривает поэтапную ликвидацию таможенных тарифов и иных барьеров для промышленных и сельскохозяйственных товаров, защиту прав интеллектуальной собственности, выработку общих правил для инвестиций, либерализацию торговли услугами и создание эффективного механизма для разрешения торговых споров между странами-участницами.

Как видим, речь идет не о разовом акте, а о длительном и сложном процессе сближения и унификации торгово-экономической теории и практики. Не приходится сомневаться, что в случае с зоной свободной торговли США и ЕС проблем выявится гораздо больше.