- Господин министр, отношения между Ираком и Россией активно развиваются. Свидетельство тому – предстоящее заседание двусторонней комиссии по сотрудничеству, которую с иракской стороны возглавляете вы. Есть сведения, что заседание может состояться уже в марте. Можете сказать, когда именно и где?

- Следующее заседание российско-иракской комиссии по сотрудничеству, в любом случае, должно состояться уже в Багдаде. Предполагается, что это произойдет в первом квартале этого года. Вообще же оно планировалось еще в конце минувшего года, но было отложено. Предыдущие заседания доказали полезность этой комиссии. С российской стороны, напомню, эту комиссию возглавляет министр энергетики. Она помогает расширению сотрудничества между Россией и Ираком. Это и нефть, и оружие, и другие сферы. На предстоящем заседании мы будем говорить о том, как способствовать еще большей активности российских компаний и притоку инвестиций из России в Ирак. Ранее прошло уже три заседания в Москве. Мы добились хороших результатов. Но пришла пора собраться и в Багдаде тоже.

- Насчет результатов – наверное, вы имеете в виду тот факт, что в недавнем прошлом Россия простила Ираку многомиллиардный долг?

- Не только это. Сейчас на крупных иракских месторождениях работают российские компании, такие как ЛУКОЙЛ, "Башнефть" и другие. Они работают профессионально и с энтузиазмом.

- Некоторые российские компании подписывают контракты не только с центральным правительством Ирака, но и с Региональным правительством Курдистана (автономный регион Иракский Курдистан на севере страны - ред.) Однако желание компании "Газпром нефть" работать и на севере, и в остальной части страны натолкнулось на противодействие федерального центра, недовольного прямыми контрактами с Иракским Курдистаном. В чем суть проблемы и как её решить?

- Газпром укрепляет связи с Курдистаном 
- Барзани: "Газпром нефть подписал ряд договоров с Иракским Курдистаном"

- Мы будем заниматься этим вопросом. В любом случае, иракская делегация во главе с премьер-министром Нури аль-Малики обсуждала перспективы сотрудничества во время визита в Москву осенью 2012 года. Тогда с российской стороны прозвучали - а я и другие министры тому свидетели - заверения, что ваши компании будут сотрудничать со всеми регионами Ирака на основе действующих в нашей стране законов и конституции.

- Так соответствует ли контракт компании "Газпром нефть" на севере страны конституции, как об этом говорят региональные власти в Иракском Курдистане? Или не соответствует, как это утверждает федеральное правительство Ирака?

- В том-то и дело, что обе стороны исходят из текста конституции, но каждая трактует некоторые ее положения по-своему. В любом случае, главное, чтобы любая деятельность в Ираке осуществлялась прозрачно, то есть чтобы центральное правительство было в курсе происходящего. Курдистан – это один из регионов Ирака. Природные богатства этого региона, как и других в Ираке, должны служить интересам народа. Об этом говорится в конституции. И из этого мы и должны исходить.

- Следует однако признать, что условия работы иностранных компаний в Иракском Курдистане гораздо лучше, чем в остальной части Ирака. Почему бы не сделать более привлекательными условия работы и в других районах страны тоже?

- Это действительно одна из проблем. Что-то нам осталось от прошлого – порой слишком много бюрократии, зацентрализованности, даже подозрительности. Если на севере действуют соглашения с иностранными компаниями о разделе продукции, то в остальном Ираке – просто сервисные контракты. Многие иностранные бизнесмены говорят, что инвестиционный климат в Ираке еще оставляет желать лучшего. Мы работаем над его улучшением, действуют специальные рабочие группы и так далее. Но от предыдущего режима нам досталось тяжелое наследство. Избавляться от него непросто. Так, до сих пор иностранной компании для регистрации и начала работы нужно собрать не менее 28 подписей. А раньше было еще больше!

- Господин министр, недавно в Москве побывал президент Иракского Курдистана Масуд Барзани. В интервью "Голосу России" он отметил, что намечавшаяся крупная сделка по поставкам российского оружия в Ирак вроде как провалилась. Но разве она провалилась? Разве поставки оружия из России в Ирак не планируются в ближайшее время?

- Ирак, конечно же, должен закупать вооружения, модернизировать армию и военную технику. Таковы задачи обороны страны. Это законное право. И понятно, почему с этой целью Ирак обратился к России. Ведь на вооружении иракской армии находится много оружия российского производства. С этой точки зрения Россия нам наиболее близка. И мы уже давно говорили с российской стороной о наших запросах в этом отношении.

- Глава МИД Ирака: "Оружейная сделка между Москвой и Багдадом остается в силе"

Но, между прочим, во время упомянутого визита нашего премьера в Москву прошлой осенью (а я был в составе делегации) в прессе звучали цифры по объемам контрактов, мало имеющие отношения к действительности. Да, был обмен мнениями. Мы изложили наши потребности, российская сторона – свои предложения. Обсудили сроки. Но в прессе упоминались и контракты, которые еще и не были подписаны. По многим позициям это были лишь намерения, находившиеся на стадии переговоров.

- То есть цифра более четырех миллиардов долларов якобы уже подписанных оружейных контрактов между Россией и Ираком не соответствует действительности? Тогда сколько?

- Цифру я назвать не могу. Это государственная тайна. Но, уверяю вас, цифра оружейных контрактов между Ираком и Россией намного меньше заявленной. Упомянутые цифры стали большим преувеличением. И, скажу я вам, такие вопросы надо решать не через прессу. А то в иракских СМИ пошли разговоры, а нет ли там у нас коррупционной составляющей и так далее. Так вот, если у кого-то из чиновников возникли сомнения, то надо было спокойно проводить расследование, как сейчас и проводит его наш парламент, а не выплескивать предположения в прессу. У меня лично некоторые такие публикации вызвали удивление. Ведь область закупок вооружений – это чрезвычайно важный государственный вопрос. Что касается действительно подписанных контрактов по вооружениям с Россией, то они не отменены. Правда, и к их выполнению мы пока не приступили.

- А разве не на начало года планировались первые поставки?

- Да, они планировались на начало года. Но с иракской стороны возникли технические сложности. Они связаны с тем, что для начала поставок полагается предоплата и гарантии полной оплаты. А парламент Ирака до сих пор не утвердил бюджет на 2013-й год. В бюджете, в том числе, заложена сумма на эти контракты. Она, конечно, гораздо меньше упомянутой вами. Но, главное, что сделка между Ираком и Россией по вооружениям остается в силе.

- Когда все же начнутся первые поставки?

- Как только будет решен финансовый вопрос. Думаю, первые поставки вооружений из России в Ирак начнутся, максимум, до начала лета.

- И что это будет за техника? Говорилось о военных самолетах?

- Нет, о самолетах речи пока не идет. Это будут вертолеты определенного типа и батареи противовоздушной обороны.

- А как обстоят дела с вашими планами закупить в США истребители Ф-16? Были разговоры, что с этим тоже возникают проблемы?

- Нет, у нас нет никаких проблем с американцами по этой сделке. Поставки планируется начать в 2014 году. Возвращаясь же к теме сотрудничества с Россией, то оно развивается. И одно из свидетельств тому – хотя бы увеличение количества взаимных визитов. А это важный показатель.

Елена Супонина, руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований