Участники:

Ведущий Сухов Иван - обозреватель «Голоса России»

Гамбар Иса – председатель партии «Мусават», Азербайджан

Мусарбеков Расим – депутат парламента Азербайджана

Жарихин Владимир – политолог, Россия

Иван Сухов: Каспийская поездка российского президента предполагала более обширный план, нежели однодневный визит в столицу Азербайджана с осмотром российских военных кораблей и частным чаепитием в гостях у Ильхама Алиева. И как часть турне, которое, как ожидалось, охватит еще две- три прикаспийские страны, посещение Баку смотрелось бы значительнее. Но и короткий визит главы российского государства в Азербайджан явно не останется без последствий.

Правда, оценить их в полном объеме можно будет осенью. Бакинскую поездку Владимира Путина невозможно расценивать вне контекста предстоящих в октябре 2013 года выборов президента Азербайджана и намеченного на ноябрь саммита Евросоюза и стран-участниц программы Восточного партнерства ЕС в Вильнюсе.

С точки зрения выборов поездка Владимира Путина, бесспорно, на руку Ильхаму Алиеву. Российский президент не был в Баку семь лет, а до этого приезжал в 2001, 2003 и 2006 годах. Это протокольная статистика, но в случае с Азербайджаном она вполне отражает тенденцию двусторонних отношений: в первой половине 2000-х они были существенно лучше, чем сейчас.

Азербайджан, при всей его многократно возросшей экономической и политической самостоятельности, во многом все еще остается постсоветской страной. Для многих азербайджанских избирателей важно, чтобы у того, за кого они голосуют, было все в порядке с Москвой. Дело даже не в памяти о временах, когда глав братских республик назначали в Кремле. Скорее в том, что Россия играет важную роль в экономике сотен тысяч, а возможно, и миллионов азербайджанских домохозяйств как страна, где можно зарабатывать деньги.

Когда примерно за полгода до выборов появилась и окрепла гипотеза о возможном появлении в России альянса азербайджанских предпринимателей, готовых финансировать оппозицию Ильхаму Алиеву, у многих в Баку возник вопрос, насколько третий срок Алиева устроит Москву. На фоне прекращения аренды Габалинской радиолокационной станции, случившейся, в том числе, и из-за резкого подъема стоимости аренды по инициативе азербайджанской стороны, на фоне прекращения транзита азербайджанской нефти через нефтепровод Баку – Новороссийск ответ на этот вопрос становился неоднозначным. Нынешний приезд Путина развеял все сомнения: как и в далекие времена Советского Союза, третий срок азербайджанского лидера может считаться согласованным.

Было бы странно, если бы это согласование было безвозмездным. И оно таковым не является. Вопрос возобновления транзита нефти как бы остался за скобками визита, зато Государственная нефтяная компания Азербайджана договорилась о сотрудничестве с «Роснефтью», в том числе и в области шельфовых разработок на Каспии. Для «Роснефти» это возможность принять участие в главных сырьевых проектах Закавказья, связанных и с добычей, и с транзитом углеводородов и включающих, что немаловажно, Грузию.

Кроме того, визит может трактоваться как сигнал в адрес Армении.

Как и предыдущие визиты российского президента в Баку, он уже вызвал ропот в Армении, которая считает себя главным закавказским союзником России.

С самого начала 1990-х годов Россия старается поддерживать баланс в своих отношениях с этими двумя странами, накрепко скрепленными и в то же время трагически разорванными конфликтом по поводу Нагорного Карабаха. Не занимая принципиально стороны в этом конфликте, Россия старается поддерживать свое собственное влияние в регионе, сохраняя контакты и с Арменией, и с Азербайджаном, участвуя в Минской группе ОБСЕ и периодически пытаясь самостоятельно выступать в качестве посредника.

На этом фоне поездка в Баку выглядит как оказание предпочтения одному из партнеров, в какой-то степени неожиданное с учетом общего фона российско-азербайджанских отношений и их, так сказать, естественных ограничителей.

Кроме отказа от транзита нефти и скандального финала истории с Габалинской РЛС, этот фон также формируют, к примеру, проблемы разделенных народов (в основном лезгин и аварцев) и в целом российско-азербайджанской границы, действующий рисунок которой вызывает нешуточное возмущение в Дагестане.

Азербайджан и Россия не могут похвастаться консолидированной позицией в процессе разграничения интересов в Каспийском море.

У каждой из стран свой взгляд на Иран.

Ко всему этому примерно с середины 2000-х годов добавлялось ощущение легкого дискомфорта, который Россия испытывает в общении с Азербайджаном, набирающим самостоятельный вес на Южном Кавказе. И при этом прочно ассоциированным с Грузией, у которой с Россией как раз в этот период всерьез испортились отношения. А также рассматривающим Турцию как своего важнейшего (в чем-то, вероятно, более важного, чем Россия) культурного и политического партнера.

Российские и азербайджанские эксперты, которые сначала не решались высказывать каких-то определенных оценок в связи с этим визитом, помимо того, что он очень удачно вписался в контекст предвыборной президентской гонки в Азербайджане, теперь склонны оценивать его позитивно. Об экономических достижениях бакинской встречи на высшем уровне говорит заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

Владимир Жарихин: Ключевым моментом является участие в этом визите очень представительной российской делегации. Действительно, российская сторона стремится максимально расширить взаимодействие с Азербайджаном во многих сферах, в первую очередь, в экономической. Второе, видно, что между президентами установились очень теплые человеческие отношения. Учитывая непростую ситуацию на Кавказе, этот визит продемонстрировал то, о чем я сказал.

Иван Сухов: Действительно, все обстоятельства, которые в сумме привели к сравнительному охлаждению российско-азербайджанских отношений, отчасти нивелированы нынешней поездкой Владимира Путина, но в какой-то степени еще и меняющейся конфигурацией отношений России с Арменией. Армения достаточно динамично развертывает в последнее время программы сотрудничества с Западом. Она и раньше старалась поддерживать сразу несколько векторов внешней политики, и степень армянской зависимости от России достаточно велика для того, чтобы исключить резкую радикальную смену приоритетов Еревана. Но в преддверии ноябрьского саммита стран Восточного партнерства в Вильнюсе Россия определенно захочет обозначить свое прохладное отношение к европейским ориентирам своего главного закавказского союзника.

Насколько результативной будет эта демонстрация, станет ясно после Вильнюса.

Можно ли считать бакинский визит Путина ее началом, станет ясно раньше – после ближайшего свидания российского президента с армянским коллегой Сержем Саргсяном, которое, вероятно, состоится в ближайшие недели. Предполагается, что армянский лидер посетит РФ в начале сентября. Таким образом намек на дисбаланс, появившийся в «треугольных» взаимоотношениях с Ереваном и Баку будет исправлен. Почти наверняка ближайшая встреча Путина с Саргсяном подтвердит, что выбирать более близкую сторону Москва по-прежнему не собирается. Хотя трудно не заметить, что общая тональность азербайджанской поездки Путина была гораздо теплее недавнего визита в Киев, за которым немедленно последовало резкое похолодание в российско-украинских делах, у азербайджанской поездки тоже, очевидно, были свои подводные камни.

Буквально через два дня после того как Владимир Путин посетил Баку, в азербайджанской Габале начался третий саммит глав государство Совета сотрудничества тюркоязычных государств. Габала – это как раз то место, где находится Габалинская радиолокационная станция, от аренды которой Москва вынуждена была отказаться в связи с многократным повышением арендной платы. Теперь там собрались главы государств Турции, Казахстана, Киргизии и Азербайджана. Если Москве только предстоит выправить наметившийся дисбаланс в своих трехсторонних отношениях с Арменией и Азербайджаном, то Азербайджан сразу же обозначил приоритеты, как только Владимир Путин завершил свой визит. Политическая связка Азербайджана с Турцией немедленно получила подтверждение в этом габалинском мероприятии. Министры иностранных дел Турции, Казахстана, Киргизии и Азербайджана тоже много говорили о конфликте в Нагорном Карабахе. Министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров в очередной раз потребовал безоговорочного и немедленного вывода армянской армии из зоны нагорно-карабахского конфликта. Первой в рамках саммита состоялась встреча между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и президентом Турции Абдуллахом Гюлем. Обсуждались перспективы углубления двусторонних отношений, реализация региональных энергетических проектов и в целом ситуация в регионе. Таким образом, повестка дня почти повторила повестку дня встречи между Ильхамом Алиевым и Владимиром Путиным. Встречу в Габале анализирует депутат азербайджанского парламента, член Комитета по международным отношениям Расим Мусарбеков.

Расим Мусарбеков: К сожалению не все участвуют в ней, только четыре страны. Есть круг проблем, которые имеют региональный характер. Есть значительный компонент, который касается вопросов культурного взаимодействия. И наконец, в той или иной форме выдвигаются идеи экономической интеграции. Последнее сложно, потому что Казахстан входит в Таможенный союз, Киргизия собирается, Азербайджан больше ориентируется на европейское экономическое пространство.

Иван Сухов: Таким образом, сразу же после встречи с российским лидером Азербайджан подтвердил приверженность курсу на поддержку особых отношений с Турцией, которая продолжает себя считать лидером всего тюркоязычного лидера. Можно говорить, что главное значение поездки российского президента в Баку было то значение, которое она играет теперь в контексте предвыборной гонки в Азербайджане. Ильхаму Алиеву осенью предстоит избраться на третий срок. Мало у кого возникает сомнения в том, что он выиграет эту президентскую битву. Никто из представителей азербайджанской оппозиции не сомневается в том, что для страны критически важны хорошие отношения с РФ. Вот что по этому поводу говорит лидер одной из крупнейших оппозиционных партий Азербайджана «Мусават» Иса Гамбар.

Иса Гамбар: Для партии «Мусават» хорошие добрососедские отношения с Россией очень важны. Россия – наш большой сосед.

Иван Сухов: Таким образом, даже азербайджанская оппозиция понимает, что при наличии естественных ограничителей в отношениях между Россией и Азербайджаном, все равно партнерские контакты и продолжение добрососедских отношений между Россией и Азербайджаном выглядит как неизбежное.

Полная версия доступна в аудиоформате